Меню Рубрики

Как громадное цунами уничтожило советский город, а крестик спас жизнь солдату

5 ноября 1952 года крупнейшее в истории Северо-Курильское цунами, вызванное восьмибалльным землетрясением в Тихом океане, привело к разрушению около 20 населенных пунктов Сахалинской и Камчатской областей. А город Северо-Курильск с населением в 6 тысяч человек был стерт с лица земли. Погибло 1200 его жителей, а вместе с соседними посёлками – жертв было 2336 человек.

Минуло почти семь десятилетий и уже мало осталось очевидцев, свидетелей той катастрофы, о которой тогда нигде не писали, а данные о потерях не разглашались. Завесу засекреченной катастрофы приподнял председатель Белорусского землячества на Брянщине Николай Голосов, которому о тех страшных событиях рассказал житель деревни Хоминка, Лоевского района, Гомельской области Виктор Коноваленко.

Виктор Александрович до сих пор носит в сердце боль потери друзей и земляков-однополчан, которые сгинули в той катастрофе.  Несмотря на солидный возраст, он помнит всё в мельчайших деталях. Те события стали сильнейшим потрясением, так как выжил он лишь по счастливой случайности или, как он сам уверен — чуду. С тех пор в день трагедии Виктор Коноваленко каждый год зажигает поминальную свечу по своим погибшим однополчанам.

1 июля 1950 года 18-летнего Виктора призвали в ряды Советской армии. Срочная служба в те времена составляла три года, поэтому демобилизовался он лишь 22 сентября 1953-го.

Молодого паренька из белорусской деревни отправили за семь тысяч километров на другой конец Советского Союза. Служить пришлось на острове Сахалин в поселке Леонидово Поронайского района. Солдатский коллектив оказался дружный, было много земляков из Беларуси. Причём, самые близкие — из Лоевского района: Петр Козуля из деревни Крупейки, Василий Седько из Димамерки и Петр Кошелев из соседнего Речицкого района. Они постоянно были вместе, помогали друг другу и думали, что так будет до конца службы.

Сначала была учёба — в течение года молодые солдаты изучали и осваивали тяжелую военную технику. По окончании учёбы Виктора назначили командиром самоходной артиллерийской установки (САУ). Затем пришел приказ о передислокации отдельных частей в другое место.

Командование отбирало кандидатов для прохождения службы на новом месте, но куда отправляют, пока не сообщало. Среди кандидатов был и Виктор Коноваленко. Шла подготовка к отъезду.

Крестик у комсомольца – политический грех

Однако, неожиданно случилось непредвиденное – во время привычного осмотра тумбочки старшина роты обнаружил крестик, который был спрятан за рваную подкладку кошелька. Крестик у комсомольца?! По тем временам нешуточный скандал. Начались разборки по комсомольской линии, инцидент заслушивался на полковом собрании.

Виктор честно признался, что накануне призыва крестик ему дал дядя — участник Великой Отечественной войны Иван Голосов, а тому он достался от отца с наказом беречь и крестик сохранит жизнь. Вручая крестик, дядя повторил слова своего отца. Основания верить в силу семейного крестика были все – дед вернулся живым с Первой мировой, а дядя Ваня, хоть пришёл с фронта без ноги, но всё же выжил в страшных боях 1942 года. История спасительного крестика ещё более возмутила атеиста-замполита. Предстояли более серьёзные разборки.

Пока политработники писали докладные для дальнейших разбирательств, Виктора Коноваленко решили оставить в воинской части на Сахалине для показательных разбирательств, а к новому месту службы отправили его земляка Петра Кошелева. Тем более, он сам изъявил желание заменить друга и отбыл с подразделением к новому месту службы. Им оказался Северо-Курильск, находящийся на острове Парамушир. Хоть и на другом берегу Охотского моря, но по местным меркам недалеко – и тысячи километров не будет.

Отправляясь в Северо-Курильск ребята знали, что они скоро вновь увидятся – Виктора должны были направить вслед Петром. Однако, в части до сих пор не придумали, как надо наказать Коноваленко по комсомольской линии, а отправить без наказания – значит подорвать дисциплину. Вот он и ждал свой участи, продолжая служить на Сахалине. Так было до 5 ноября 1952 года.

Война? Нет. Цунами

В тот день ранним утром, как вспоминает Виктор Коноваленко, солдаты вскочили от страшного гула. Незакрепленные вещи оказались на полу, земля дрожала. Первое, что пришло всем в голову — нападение японцев. Сыграли тревогу. Ясность внес командир, прибежавший в казарму – он сначала объявил о землетрясении, а затем стало известно и о разрушительном цунами.

Через некоторое время поступила команда подготовить грузовики: накрыть тентом, поставить внутрь «буржуйки» и натопить. Машины ушли в порт к кораблям, а оттуда привезли полураздетых солдат из Северо-Курильска. Виктор искал среди них Петра и других товарищей, которых отправили туда из Леонидово. Но среди прибывших их не было …

Измученные, голодные, испуганные, без обмундирования спасшиеся солдаты рассказали о страшной катастрофе, произошедшей в Северо-Курильске. Оказалось, что никто из однополчан Виктора не смог спастись, потому что их подразделение заступило в наряд по охране бронетехники, складов и не могло покинуть пост без команды. Воины приняли первыми удар стихии и вместе с самоходками и танками были смыты в море. Среди них оказался и Петр Кошелев.

От этих солдат, других очевидцев стало известно, что огромная волна высотой до 15 метров через минут 30-40 после землетрясения в Тихом океане пришла к Северо-Курильску и другим поселкам, принеся первые жертвы и разрушения.

Уцелевшие после волны жители, военнослужащие гарнизона, не одеваясь, побежали в сопки. Увидев, что волна отступает, они стали возвращаться домой за вещами, документами. И здесь они попали в ловушку — вторая, более мощная волна, неожиданно пришедшая через 20 минут после первой, накрыла город, что значительно увеличило количество жертв.

Вторая волна оказалась не последней – за ней пришла третья, которая завершила «черное» дело – Северо-Курильск оказался окончательно разрушен.

В течение 5 ноября сильные колебания океана происходили в 700-километровой зоне, волны у побережья достигали высоты 18 метров.

Уцелевшее население было сразу эвакуировано во Владивосток, Находку, а военные в Корсаков, Петропавловск-Камчатский и другие гарнизоны Сахалина.

Жизнь после потопа      

Вскоре после цунами Северо-Курильск был отстроен заново. На этот раз его возвели на возвышенности. После катастрофы численность населения менялось – сначала выросло за счёт командированных для восстановления города. Потом стало снижаться. Сейчас население Северо-Курильска составляет половину из проживавших здесь до катастрофы.

Именно после трагедии 1952 года правительство Советского Союза приняло решение о создании в стране системы предупреждения цунами.

Житель Брянска Александр Петров, работавший на рыболовном флоте в 90-х годах, неоднократно по работе посещал место трагедии. Его поразило большое количество искореженных рыболовецких судов, до сих пор валяющихся на берегу, разрушенные конструкции строений, остатки фундаментов. Видны военные укрепления, места стоянок боевой техники, сброшенной в море.

В беседах местные жители рассказали, что первыми, кто почувствовал землетрясение и приближение цунами, были крысы, полчища которых с писком бежали в сопки, не обращая внимания на людей.

Сейчас на месте разрушенного Северо-Курильска установлен большой камень с надписью: «Память жителям города, погибшим от цунами 5.11.1952 года», а в самом городе возведен мемориальный комплекс, на котором выбиты фамилии погибших и слова: «Какой шел страшный грозный шум от моря. Какой нетвердой стала вдруг земля…. Когда катились два огромных гребня горя… И бился вопль людей, спасения моля».

Традиционно моряки, посещающие Северо-Курильск, возлагают цветы у памятника. Местные жители каждый год 5 ноября проводят траурные мероприятия в память о погибших земляках.

Память о трагедии живёт в Беларуси

Долгие годы связывала дружба земляков-лоевчан Виктора Коноваленко, Петра Зозуля, Василия Седько. Не могли они забыть друзей, так нелепо ушедших из жизни. Вернувшись после службы из армии, Пётр Зозуля разыскал маму Петра Кошелева в Речицком районе.

С дрожью в голосе он рассказал Виктору Коноваленко о той встрече. Зайдя в деревенскую хату, поздоровался с седой хозяйкой и посмотрел на стену, где обычно висят портреты. Она сразу все поняла. Матери хватило сил сделать лишь один шаг, и она повисла на руках друга своего сына. Тот подтвердил, что Петр, как и было, написано в извещении от командования, погиб на посту при исполнении воинского долга.  Расставаясь, она сказала, что всё-таки жила до сих пор надеждой и верила в возвращение сына.

Виктор Коноваленко часто вспоминает о службе, своей судьбе, которая могла быть другой. Он благодарен дяде — Ивану Голосову за наставления и убежден в правоте его слов. И очень сожалеет, что старшина так и не возвратил ему семейный крестик, всё-таки спасший ему жизнь.

Автор публикации

не в сети 13 часов

Сергей Сергеев

Комментарии: 0Публикации: 3136Регистрация: 08-09-2020

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля