Меню Рубрики

Кого убивал Александр Пересвет до Куликова поля?

Сегодня исполняется 641 год с разгрома татаро-монгольских войск на Куликовом поле. Несмотря на то, что прошло столько времени, в России этому событию уделяют особое внимание. Даже президент Владимир Путин два месяца назад написал статью, в которой не только рассказал о самой битве, но даже не являясь профессиональным историком, очень неплохо для разобрался в вассальных отношениях того периода.

Сегодня скромно вспомнили о Куликовской битве и брянские чиновники — разместили на сайте регионального правительства ссылку на чужой сайт. Весьма скромно. Тем более, что что один из главных героев сражения является наш земляк Александр Пересвет, а нынешний губернатор — его тёзкой. Могли бы по примеру президента и побольше внимания уделить.

Но, зато о той битве помнят брянские историки, и не только помнят, но и продолжают исследовать её. Вот что по этому поводу рассказывает историк и журналист Григорий Кожурин:

«Тогда между объединёнными русскими дружинами, возглавляемыми московским князем Дмитрием и войском татарского военачальника Мамая, произошло сражение, в результате которого Дмитрий получил почётное прозвище Донской. В сегодняшней статье мы не будем рассказывать о ходе битвы, а затронем некоторые моменты, которые обходят историки в своих исследованиях.

КАК БРЯНСКИЕ ВОИНЫ ПОПАЛИ НА БИТВУ С ТАТАРАМИ

8 сентября 1380 года состоялось событие, о котором историк Гумилев впоследствии писал, «на Куликово поле пришли москвичи, серпуховчане, ростовчане, белозерцы, смоляне, муромляне и так далее, а ушли с него – русские». Жители Брянщины не были упомянуты в данном перечне, но когда брянцы слышат эту цитату, то вероятно утешают себя мыслью, что их предки попали в категорию «и так далее», тем более что главным поединщиком на битве был Александр Пересвет, а он уж точно был достойным представителем нашей малой Родины. Постойте …

Оказывается, не всё так просто в Брянском королевстве, вернее в княжестве. К сожалению, брянцы не могли быть упомянуты в числе составляющей части «русского коктейля» образца осени 1380 года, замешанного на Куликовом поле!

На самом деле удивляться нечему. К этому времени Брянск, после того как его в 1355 году успешно «воевал» князь Ольгерд, уже целых 24 года находился в составе Великого княжества Литовского. Именно поэтому войско, выступившее в поход в 1380 году из Брянска, хоть и шло сражаться на Куликово поле, но (внимание!) не против татар, а как раз наоборот.

Да, как не парадоксально звучит, но эти отряды шли сражаться против московского войска. Только не надо переживать, падать в обморок или кидаться обвинениями в «непатриотизме», как любят сейчас делать различные популисты в ответ на всё то, что не ложится в их официозные «прокрустовы каноны» исторической науки. А объясняется всё просто — литовский князь Ягайло, под чьей властью в это время находился Брянск, был союзником Мамая и шел со своими отрядами на соединение с татарским войском для совместных действий против московского князя Дмитрия. Это всем известно из учебников истории.

Уже давным-давно советским и российским школьникам также известно о загадочном «отклонении» русского войска от генерального направления на Куликово поле. Цель была следующей — через литовских лазутчиков донести до Ягайло, что Дмитрий якобы хочет сначала сразиться с ним, а не с татарами. Всё получилось, как было задумано — литовское войско задержало свой поход и не соединилось с татарами. Внизу на карте видно, как Ягайло в последний момент отворачивает в сторону — он старался уйти от гипотетического удара русских. А удара-то и не было!

Благодаря полководческому гению Дмитрия Донского победа была предрешена заранее. А разгром Мамая на Куликовом поле был хоть и тяжелой, доставшейся дорогой ценой, но уже не невозможной победой, если бы татаро-монголы соединились с литовцами.

Вернёмся к поставленному вопросу — откуда же тогда взялись на Куликовском поле в московском войске брянские воины, в том числе и герой битвы Александр Пересвет?

ПОЧЕМУ БРЯНСКИЙ КНЯЗЬ ОТЪЕХАЛ

Дело в том, что Великое княжество Литовское (ВКЛ) в это время сотрясали династические споры. После смерти Ольгерда в 1377 году великим князем становится Ягайло — его любимый сын от второй жены Иулиании (Ульяны) Александровны, дочери великого князя тверского. К этому времени Брянским удельным княжеством уже семь лет правил старший брат Ягайло — Дмитрий Ольгердович, сын Ольгерда от первой жены Марии Ярославны, дочери витебского князя.

Кстати, Ульяна родила своему мужу семь сыновей и двух дочерей, а от первой жены у него было пять сыновей и одна дочь. Поэтому споры между многочисленными братьями-наследниками от разных матерей кипели нешуточные.

Это привело, в том числе и к тому, что в зиму 1379 — 1380 года (всего лишь за восемь месяцев до Куликовской битвы) брянский князь Дмитрий Ольгердович вышел из Литвы (бросил Брянск) и перешел на службу к московскому князю. Как пишет летопись он «не стал на бой, не поднял рукы противу великаго князя, и не бьяся, но выйде из града съ княгинею своею, и з детми и съ бояры», пришел в Москву, где был «с любовью» принят великим князем.

То есть князь, вместе со своим семейством, воинами, двором и челядью собрал вещи, лошадей и прочее движимое имущество и «отъехал» под власть Москвы. На самом деле причиной пацифизма брянского князя стало нахождение в московском войске его родного брата Андрея, с которым Дмитрий и не захотел воевать. Хотя, по действующим тогда порядкам ему можно было и не иметь столь вескую причину.

Дело в том, что сложившаяся к тому времени в русских княжествах система вассальных отношений и соответствующая ей система поземельной феодальной собственности, вовсе не препятствовали такому поступку, и даже не квалифицировала его как предательство. Вассалы имели и часто пользовались правом свободного «отъезда» — правом менять сюзеренов.

Дмитрий Ольгердович из Брянска уехал, но брянский удел остался под властью ВКЛ и Ягайло передал его своему родному единоутробному брату Дмитрию-Корибуту.

Кстати, в более позднее время правом «отъезда» воспользовался князь Андрей Курбский, который также уехал от Ивана Грозного в Литву, чем вызвал гнев русского царя. Это право смены плохого хозяина на лучшего было и у русских крестьян — сначала всегда, затем только раз в год в Юрьев день, а потом крестьян и вовсе закрепостили за помещиками без какого-либо права перехода. Отсюда и возникла поговорка «вот тебе, бабушка, и Юрьев день».

Дмитрий Ольгердович, после своего прихода в Московское княжество получил в «кормление» (княжение) Переславль-Залесский. Поэтому-то в Куликовской битве он уже участвовал на стороне Дмитрия Московского на правах его вассала. Кстати, советские и российские историки не любили вспоминать об обстоятельствах дальнейшей судьбы брянского князя. Через восемь лет после битвы на берегу Дона, в 1388 году между Московским княжеством и ВКЛ был заключён мир. Во время подготовки условий мира Дмитрий Ольгердович дал на себя запись, поклявшийся в верности и признавая над собой власть короля Ягайло, его жены Ядвиги и Короны Польской. При этом порицалась его прежняя служба у великого князя московского Дмитрия Ивановича Донского.

Ещё через два года, в 1390 году Дмитрий Ольгердович дал новую запись, в которой обещал королю свою помощь в борьбе против всех его врагов, однако особо оговорил своё право не оказывать поддержки Владиславу II в войне против родных братьев. Это позволило Дмитрию Ольгердовичу не участвовать в 1390 году в походе на город Гродно против князя Витовта, а в 1392-1395 годы — в походах последнего против братьев Дмитрия Ольгердовича.

А вот воевать против татар он уже не мог отказаться. В 1399 году по призыву великого князя литовского Витовта Дмитрий Ольгердович вместе с братом Андреем Ольгердовичем участвовал в неудачной для литовских войск битве против войск хана Тимур-Кутлуга и эмира Едигея на берегу реки Ворскла, в ходе которой и погиб. Так нашёл свой конец ещё один брянский герой Куликовской битвы.

КТО БЫЛ С КНЯЗЕМ И ОТКУДА У МОНАХА БОЕВЫЕ НАВЫКИ?

Однако вернёмся обратно в 1380 год, на берега Дона.

Вместе с Дмитрием Ольгердовичем в битве против татар сражались и те воины, которые не захотели оставаться под Литвой и вместе с ним «отъехали» из Брянска. В их числе был и Александр Пересвет. Так как маленький Переславь-Залесский физически не мог прокормить всю челядь бывшего брянского князя, то сопровождающих его лиц «распределили» по различным околобюджетным учреждениям. Пересвету и другому воину Ослябе выпала честь оказаться в Троицко-Сергиевом монастыре, откуда их через несколько месяцев и отправил на битву с татарами настоятель Сергий Радонежский.

Вот так и попал Александр Пересвет на поле Куликово, на котором он хоть и сложил свою голову, но зато увековечил присутствие брянцев на этой значимой и знаменательной битве для всего русского государства.

Еще одно обстоятельство. В летописях упоминалось, что задолго до принятия схимы в Троицко-Сергиевом монастыре Пересвет уже был опытным воином, не раз ходившим в походы против врагов своей родины: «Сей Пересвет, когда в миру был, славный богатырь был, великую силу и крепость имел, величеством же и шириною всех превзошел и умел был к воинскому делу и наряду».

В связи с тем, что будущий монах появился в Москве лишь в начале 1380 года, остается открытым вопрос: «Кто же те враги, против которых ходил в походы Пересвет?»

Ответ на него может быть получен, исходя из предполагаемого возраста брянского богатыря. Если на Куликовом поле ему было лет 30-35 (самый бойцовский возраст), в крайнем случае 40 лет, или даже 45 (максимум), то легко посчитать, что все свои военные подвиги до Мамаева побоища Александр совершил как раз в тот период когда Брянск находился под властью Литвы. В это время отец его сюзерена-князя Дмитрия — великий князь Ольгерд вел войны и с татарами, и с польским королем Казимиром, и с Московским княжеством. Походы на Москву Ольгерд предпринял в 1368, 1370 и 1372 годах, во время которых он даже «копьё своё к Москве прислонил», т.е. осаждал стольный град Московского княжества.

И вот, что особо интересно, по крайней мере, для рассмотрения нашего вопроса, — походы 1368 и 1372 годов против Москвы совершались из Брянска. Поэтому, то ратное дело, которым овладел Александр Пересвет до своей гибели на поле Куликовом, были приобретены им, скорее всего, в боях с московитами.

РУССКИЕ ВРАГИ МОСКОВСКИХ

Со школьной скамьи нам известно о том, что соперничество за лидерство среди русских княжеств шло между Москвой и Тверью. Вместе с тем, позволю напомнить, что полное название ВКЛ – «Великое княжество Литовское, Жемойтское, Русское и иных».

Канцелярским языком официальных документов этого государства был русский язык. Так, основной свод законов — Статут Великого княжества написан языком, называемым русинским, руським. Во второй половине XVI века, в связи с начавшимся проникновением польского языка, в Статут даже были включены специальные статьи, гарантировавшие русскому языку статус официального. Несмотря на то, что на территории собственно Литвы, давшей своему государству первое слово в его официальном наименовании, говорили на литовском языке, в письменности он фактически не использовался. Но эта тема другого исследования.

***

Благодаря стратегии князя Дмитрия он смог разбить Мамая до соединения последнего с литовским войском. В результате этого брянскому богатырю Пересвету с его товарищами на поле Куликовом противостояли татары, генуэзцы и прочие «бессермены и армены, фрязы и черкасы и буртасы». Но самое главное — среди этого разноплеменного войска не оказалось кого-либо из брянских земляков Пересвета, возможно находившихся тогда в войске Ягайло.

До воссоединения Брянска с Русским государством оставалось ещё целых 120 лет».

Теперь понятно на чьих головах оттачивал Пересвет своё боевое мастерство?

По материалам статьи «Русская тайна. Путь Пересвета на Куликово поле».

Автор публикации

не в сети 2 часа

Сергей Сергеев

Комментарии: 0Публикации: 2713Регистрация: 08-09-2020

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля